15:19 

Небольшое противоречие

SCIPI0
Sapienti sat.
Я всегда настаивал, что предмет культурологического исследования — это иная форма реальности, отличная, несовместимая с физическим миром. Тем не менее, я полагал, что это такая же объективная реальность, которая заслуживает, чтобы ее исследовать и познавать. Но в терминологическом отношении все получается не очень стройно. Вот, есть стул — это объект, т.е. вещь, независимая от нас, на которую субъект может воздействовать и познавать. Когда мы рисует геометрические фигуры, чтобы нарисовать стул, то от объективности мы уходим. Геометрическая фигура объектом не является, потому что это условное обозначение, которое не нуждается в материальности. Можно нарисовать три точки, которые не лежат на прямой и это будет треугольник, соединять линиями не обязательно, чтобы треугольник состоялся. Более того можно ткнуть в стену три раза, без обозначения точек и треугольник опять состоялся. Поэтому, треугольник не объект, но предмет. Еще есть явление, которое еще труднее поместить в объективную реальность. Реальность культурологическая — это не объект, не предмет и не явление. Культура — это текст. Поэтому когда культуролог говорит "объект и предмет моего исследования…" я в замешательстве. С университета я привык к этому обороту и не вижу в нем ничего странного. Мы можем изучать историю Руси и это понимаем как объект. История, конечно, может быть объективной (материальной), думаю даже не трудно предположить объект и предмет не как материю, а как область знания. Однако когда я культурологически думаю о реальности, скажем реальности героизма, которая никогда не совпадает не только с физической, но и социальной реальностью, мне приходится задавать вопрос о соотношении <объекта — предмета — явления — текста>. Здесь мои познания заканчиваются, возможно философы этот вопрос как-то решают.

URL
   

Тускуланские беседы

главная