SCIPI0
Sapienti sat.
В Одессе достаточно неплохо развита букинистическая торговля. Правда в настоящие магазины типа томского "Букиниста Суздальского" я не заходил, зато на уличных развалах нашел достаточно много интересных вещей. Один из значительных находится возле печально известного дома профсоюзов и вот сегодня меня туда занесло (вообще это место миновать трудно, тому кто прибывает в город не на самолёте). Но сегодня я смотрел не на книги, а на людей которые их продавали. В моей жизни было пара случаев, когда мне казалось что все мои книги придется продать. Все. Мои. Книги. Мне трудно представить себе бо́льшую привязанность к чему-то материальному, если, конечно, не считать людей материальными (но люди не считаются так как они - не мои). Если сказать всё это коротко (но непонятно) прибегая к онтологии Парменида, то получится что-то вроде "бытие уходит из под ног". Пушкин перед смертью прощался со своими друзьями-книгами, я, кажется, чувствую к своим похожие симпатии. Библиотека моя небольшая, где-то сотня томов, из них я кое-что перевез из Томска, за некоторыми экземплярами я охотился годами, и при таком небольшом объеме трудно сказать какую книгу отдать не жалко, а какая будет последняя в моем рюкзаке (если понадобится) вечного странника. И вот я смотрю на эти замечательные книги на одесских развалах, но сегодня - больше на лица людей. Я думал о том, что их заставило продавать всё это. Некоторые лица, заметив мой интерес, с энтузиазмом предлагали мне книгу с таким тоном как будто торгуют картошкой: "пожалуйста выбирайте!" - как в фильме "книга Илая" когда разбойники вывалили мешок макулатуры на стол Карнеги, мол тут полно книг, чего тебе еще надо? Я тогда подумал, что так своё не продают. Другие очень хорошо знают что данного автора найти очень трудно и ставят вполне солидные цены на очень потрепанные тома. И я такие не раз у них брал, т.к. знал, что действительно трудно найти. Я помню как какой-то парень со Львова сердечно на русском языке благодарил меня за то, что я купил у него второй том "Истории античной эстетики" Лосева, а я ликовал когда нашёл его потому что это был последний том целого собрания, и еще я думал о том, как можно так радоваться, когда расстаешься с самим Лосевым? Много чего, конечно, хотелось бы ещё найти, но вряд ли в ближайшее время я куплю что-то стоящее. И дело вовсе не в деньгах, к сожалению.