SCIPI0
Sapienti sat.
Спустя несколько лет дочитал роман Симонова "Живые и мертвые". Когда-то решил завести правило, чтобы сразу после прочтения оставлять что-нибудь в записях, а теперь первый раз это делаю. Наверное потому, что обычно читаю научную литературу, а там не всегда удается дочитать и обычно сразу хватаешься за то, что может пригодиться и как-то фиксируешь - по форме это не правильно, но по духу корректно. Но художественное произведение однозначно требует завершения, чтобы что-то сказать. Что сказать о славном советском литераторе? Будучи фанатом 19 века, я все эти военные повести и рассказы, особенно читая с удовольствием еще в детстве, не воспринимал как авторские. Мне казалось, что все что написано - это правда. И что "Сын полка" был таким как я его прочел, и "Танки идут ромбом", и многое другое - все было написано... а кем? да какая разница? причем тут автор, когда события нужно просто переписать. Вот такая детская наивность сделала для меня безликими те произведения, которые вообще-то говоря нравились. Таким был и Симонов, даже когда я впервые прочел первую главу его романа совсем не в детском возрасте - где-то на 4-5 курсе. А через несколько лет, я впервые прочитал дилогию Ильфа и Петрова, и тут помогло еще одно правило - читать о прочитанном. Кто и что думает. И несколько строк, которые Симонов написал об этих произведениях, сразу стало достаточно, чтобы у него появилось свое "лицо" в моем воображении. Вообще как-то повелось, что имена критиков надо знать... Так вот, вспоминая первую книгу "Живых и мертвых" я как-то сразу почувствовал завершенность. Мне даже и в голову не могло прийти, что там еще целых две книги продолжения, а потом я с легким негодованием узнал, что оказывается Синцов "начат" еще в "Товарищах по оружию". А мне тогда казалось, что первая книга "Живых и мертвых" ну ужас как самодостаточна. И открытый финал и принципиально неиспользованная возможность героя обратится за помощью к своему бывшему командиру - казалась таким сильным ходом, что и продолжать нет смысла. Однако Симонов, вероятно, раскрывал иные материи. Безусловно талантливый писатель, как мне показалось, замахнулся на гиганта - "Живые и мертвые" как попытка соединить или связать с "Войной и миром". Заглавия и правда очень похожие. В тексте присутствуют отсылки к Толстому, ведется диалог с ним, но все-таки масштаб не тот - таково мое первое впечатление. Хотя пространных рассуждений у Симонова хватает, многие достаточно глубокие, но, пока я не буду заострять на них внимание. Вообще в данном случае плохая привычки читать художественный текст с цепкостью "своих научных интересов" - кажется, что мысль автора в этом случае игнорируется. Тем не менее:

Между прочим, в русском языке для местоимения "я" даже специальные ловушки имеются. Вот скажи, например: как будет от глагола "побеждать" будущее время первого лица единственного числа? "Я победю"? "Я побежду"? Или: "Я побежу"?.. Или как? "Побегу" — есть, а "победю" — нет. Почему? Видимо, для того, чтобы во множественном числе этот глагол употребляли. Глядишь, оно и ближе к истине будет.

Я всегда склонялся к мысли, что русская культура воспроизводит текст-кодекс (по своей собственно придуманной типологии) и, кажется, что при всех аргуметах против, этот - явно за.


- М-мыслящий человек д-должен уметь извлекать б-большое удовольствие из м-мелких радостей жизни, - сказал Гурский, жуя свою картошку и уже не в первый раз за время их разговора словно угадывая то, что подумал Синцов. - П-потому что чем у него б-больше в голове ст-тоящих мыслей, тем у него м-меньше в жизни к-крупных радостей. Вся н-надежда на м-мелкие.

Вот это просто порадовало. Еще одно очко не в пользу ригориста))

В заключении, последний вопрос, который промелькнул у меня, когда книга была уже почти осилена. Подумал я о том, что Серпилина похоронили с почестями в Москве, а Гринько на казенном полигоне для утилизации расстрелянных. Такое в истории бывает часто, но меня всегда как-то по-детски коробило от этого - какой в этом высший смысл? Ведь повернись немного судьба и поменялись бы местами - личности одинаково масштабные, хотя о втором сказано две строчки всего. Глупая мысль - какая разница покойнику где лежать? Очевидная мысль - культура выстраивает свою систему со своими знаками. И эти могилы - одни на Новодевичьем кладбище, другие на нквд-шном полигоне - такая же знаковая система культуры.